News

Как охотились генсеки

Как охотились генсеки

Фото: yaplakal.com

Все главы российского государства — от царей до генеральных секретарей — ходили на охоту. Большевики, разрушая «старый мир», охоту пощадили.

Ленин, проживая в квартире на территории Кремля, регулярно выезжал в охотничьи угодья имения графа Потемкина на границе Московской и Тверской губерний (в дер. Шоша и сейчас стоит избушка, в которой он останавливался). Тогда же туда ездили на охоту и военные. Московский военный округ выстроил в окрестностях одной из местных деревень деревянный особняк — охотстанцию с питомником для собак и стрелковым стендом. После Великой Отечественной войны в качестве одной из сторожек, по воспоминаниям егерей, использовался… подбитый немецкий бронетранспортер.

Крест на охотничьей истории этих мест чуть не поставил в 1951 г. Сталин, который никогда настоящим охотником не был и считал охоту пустой тратой времени. Вместо Завидова специальные охотничьи заказники были организованы подальше от Москвы: в карпатских лесах (в Трускавце), на горных тропах Приэльбрусья (в Минеральных Водах), в Полесье (в Беловежской пуще). Организаторами охот выступали Ягода, Ежов, Берия. Стреляли медведей, горных козлов и прочую дичь. Ежов часами мог лежать в гамаке и палить из пистолета по вазам с фруктами.

В личном архиве Климента Ворошилова сохранилось большое количество записок на охотничьи темы, которыми он обменивался с коллегами прямо на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б) в присутствии Сталина. 20 сентября 1928 г. председатель президиума ВЦСПС Михаил Томский писал маршалу Ворошилову: «Где ты достаешь бездымный порох для охоты?» Маршал отвечает: «Я, право, не знаю, но могу сказать, что порох очень гадкий. Если гадкий, то наш. Хороший стоит 20 р. фунт, а заграничный 15 р. кило».

Списки на посещение Завидова в послевоенный период утверждал лично военный министр. Всего около 70 постоянных VIP-клиентов. Члены Всеармейского военно-охотничьего общества за один день сафари платили 10 руб., что было эквивалентно стоимости 2 кг картошки. По подсчетам Мингосконтроля, сделанным в 1951 г., дотации на обустройство и обслуживание охотников за 3 года составили более 7 млн. руб. (т. е. армия недосчиталась примерно 100 танков). Узнав об этом, Сталин пришел в ярость и распорядился передать земельные угодья колхозникам, а дома и хозяйственные постройки по балансовой стоимости — суконной фабрике. Завидовские леса после ухода егерей стали вотчиной браконьеров, которые почти выбили там крупного зверя.

Особый статус территории вернули в 1953 г. после смерти Сталина. Хрущев превратил завидовскую охоту не просто в регулярное времяпрепровождение для членов Политбюро и генералов, но и в способ развлечения высоких иностранных гостей. На высшем уровне было принято решение о создании нескольких показательных охотхозяйств, а эталоном и должно было стать Завидово.

Тон задавал сам Хрущев: застольничал с членами Президиума ЦК, фотографировался на фоне охотничьих трофеев, принимал в Завидове иностранные делегации. Никита Хрущев был, по определению егерей, «правдашный охотник» и отлично стрелял. При этом

опережать Хрущева на охоте как по точности выстрелов, так и по количеству трофеев было противопоказано.

Одну из драматических историй, в которой столкнулись член Президиума ЦК КПСС Алексей Кириченко и Хрущев, вспоминал сын Хрущева Сергей: «В тот загон на отца выскочил кабан. Он бежал, подставляя отцу левый бок. Отец прицелился и выстрелил жаканом — заряжаемой в гладкоствольное ружьё свинцовой пулей. Кабан на мгновение присел… но не упал, а, шатаясь, продолжал бежать. И тут по нему выпалил Кириченко.

Кабан свалился замертво. «Мой!» — раздался возглас Кириченко. «Позвольте, — возразил отец, — я стрелял первым и точно попал». «Но упал-то он после моего выстрела. Вы, скорее всего, промазали». «Как это промазал? — возмутился отец (он гордился своей меткостью, и обидное слово «промазал» задело его за живое). — Давайте назначим экспертизу». «Судьей» выбрали маршала Гречко, чья дочь была замужем за сыном Кириченко. Маршал поклялся судить беспристрастно, с заговорщицким видом вытащил из кармана кусочек свинца и торжественно провозгласил: «Он принадлежит Кириченко.

Но убил кабана другой жакан – его смерть наступила от выстрела Никиты Сергеевича, и он, согласно обычаю, награждается еловой веточкой. Хрущев стрелял сбоку, а Кириченко — почти в лоб, его жакан прошел между лопаток и, не задев сердца, застрял в теле. Боковой выстрел поразил кабана в ухо и вышел в глаз». Кириченко обиженно засопел. «Пошли вы все к дьяволу, подхалимы проклятые!» — вдруг закричал он, выскочил из-за стола и ринулся к двери». Вскоре Кириченко лишился своего партийного поста. Говорили, что на его отставку не в последнюю очередь повлиял и случай на охоте.

Первыми зарубежными гостями Завидовского охотхозяйства в декабре 1962  г. стали члены делегации Югославии во главе с маршалом Иосипом Броз Тито. По воспоминаниям сотрудников хозяйства тех лет, весь коллектив был поднят «на дыбы». В 1956 г. Хрущев побывал в гостях у Тито и был поражен размахом организации элитной охоты – охотничьим дворцом, прекрасными егерями, огромным количеством зверей и птиц.

После первого дня охоты в Завидове Хрущев похвалил гостей за хорошую стрельбу. «А что, зря мы столько времени ходили в партизанах?» — сразу же ответил Тито.

Лидер Кубы Фидель Кастро побывал в «Завидово» дважды — в мае 1963 г. и январе 1964 г. «Перед майской охотой одну из уток я недели за две до приезда гостей поместил в темный сарай, — вспоминал старший охотовед Анатолий Хохлов. — На тот случай, что если все остальные подсадные вдруг замолчат, эта будет кричать от радости, что увидела наконец белый свет. Фидель Кастро и Никита Хрущев заняли шалаши в разных местах. Выпущенная из заточения подсадная отправилась туда, где охотился Хрущев. Она работала, а у Кастро молчали другие подсадные. После охоты Хрущев спросил: «Почему не работали утки?» и, не слушая никаких возражений, сказал: «У меня же работала!»

На вечерней зоре, взяв трех подсадных уток, в т. ч. ту самую, которая отличилась на охоте с Хрущевым, отправились с Фиделем. Кастро сразу же взял красавцев селезней. Хрущев

поздравил гостя с успешной охотой и, повернувшись ко мне, с радостной улыбкой сказал: «А ты говорил, что не можешь заставить подсадную утку работать!»

Зимой 1964 г. Кастро совершил приехал в Завидово на загонную охоту. Все трофеи (лось и кабан, а также попавшие в загон лисицы и зайцы) были отстреляны в голову. Как и «югославские товарищи», кубинцы тоже партизанили и стреляли метко».

В декабре 1965 г. Хрущев привез в Завидово президента Финляндии Урхо Калева Кекконена, который знал толк в охоте. Финские гости удивили советское руководство и завидовских егерей тем, что президент, посол и сопровождающие их лица, встав на номера, надели красные, желтые и оранжевые спортивные шапочки и спросили, где стрелковые вышки, на которые нужно встать (вышки нужны, чтобы пуля летела сверху вниз). После их визита в хозяйстве были оборудованы вышки.

Именно «Завидово» и другие охотничьи угодья, которые так любил Хрущев, по иронии судьбы, стали местом, где против него готовился заговор. В итоге на октябрьском пленуме ЦК КПСС в 1964 г. Хрущев был снят со всех постов.

При Брежневе неумение охотиться считалось дурным тоном. Сам генсек предавался этой страсти с ранней осени до весны, в основном — в «Завидово». Он часто добирался до Завидова и обратно, сидя то за рулем «Кадиллака», подаренного ему президентом Никсоном, то за рулем «Роллс-Ройса» (подарок Арманда Хаммера). Шоссе к охотничьему хозяйству содержалось в образцовом состоянии. Была усилена охрана заказника. Вдоль местной железнодорожной ветки возвели высоченный забор, чтобы при гоне лося или кабана они не попали под поезд.

Стрелял Леонид Ильич блестяще и в ружьях толк знал. На даче в Заречье в специальной комнате у него хранилось в трех больших сейфах примерно 90 стволов (многие были получены в подарок, в т. ч. от зарубежных гостей).

Выезды в Завидово всегда проходили по одной схеме: застолье, баня, охота. При Брежневе там практиковались два вида охоты — загонная и с вышек. Генсек предпочитал охотиться с вышки. Отучить его от курения на охоте не представлялось возможным, поэтому егеря приучали кабанов к запаху табака.

Одна из охот едва не закончилась трагически. Охотовед Александр Кормильцев вспоминал: «Сидим на вышке. Выходит зверь, я открываю окошко, Брежнев стреляет. Попал хорошо, — кабана аж отбросило в сторону. Но секач все же ушел! Быстро нашли кровь по обе стороны от следа, побежали. Я то-то почувствовал, обернулся — кабан уже летел на нас! В прыжке я ударил Брежнева ногой в спину, и он упал по одну сторону тропы, а я прыгнул в другую. Кабан пролетел по тропе вперед, оставив свою кровь у меня на сапоге. Метров через двадцать он развернулся, остановился и уставился на нас. Леонид Ильич вскочил и наставил на меня штуцер. Я ему показываю: обернитесь, посмотрите!

Он оглянулся — кабан в это время заложил уши и лег, явно намереваясь к повторному броску. Леонид Ильич прицелился и метким выстрелом добил подранка. Тут Брежнев пришел в себя. Подошел ко мне, обнял, поцеловал. Снял с руки часы и подарил мне». Мясо животных VIP-охотники брали себе, а деньги в охотхозяйство отправляли из 9-го управления КГБ – по 2 руб. 10 коп. за кг (столько тогда стоила говядина на рынке).

В начале 70-х гг. ХХ в. для Брежнева и его гостей построили бассейн и комфортабельную пристройку к гостинице, прачечную и холодильную камеру для трофеев. По спецзаказу главного охотника страны соорудили даже колбасно-коптильный цех, где готовили продукты из мяса оленей, лосей и кабанов.

Источник — http://vremya4e.com/

Нет ответов

Добавить комментарий

Войти с помощью: