News

САНКЦИИ-2017

САНКЦИИ-2017

Фото: https://www.iwa.info/

В обзоре новинок, представленных на мартовской IWA в Нюрнберге, я уже писал, что к большинству из них, увы, приходится относиться по принципу «хороша Маша, да не наша». В том смысле, что на прилавках отечественных охотничьих магазинов они не появятся, т. к. санкции в отношении России продолжают действовать.

Замечу, что встретить на IWA собеседников, которые эти санкции одобряют и поддерживают, дело весьма затруднительное, поскольку тезис о том, что своя рубашка куда ближе к телу, чем Крым с Донбассом, никто не отменял. Да и перспективы применения там не то что штучного оружия, но и «блазеров» с «меркелями» более, чем сомнительны.

Впрочем, сайт, посвященный охоте и охотничьему оружию, – не лучшее место для политических публикаций, поэтому от дальнейшего разговора на тему обоснованности и эффективности санкций воздержусь.

А вот о том, что под них попадает, а что – нет, поговорить стоит. Картинка, надо заметить, довольно мутная. Соответствующие документы Евросоюза, на основании которых входящие в него государства принимают ограничительные решения, разумеется, об охотничьем оружии, боеприпасах и снаряжении ничего не говорят. Речь в них идет о товарах т. н. «двойного назначения», что может иметь (и имеет!) весьма широкую и произвольную трактовку.

Почти на 100% попадает под нее нарезное оружие. К немногочисленным исключениям относятся «нарезняки», выпущенные до 1938 г., которые разрешают вывозить австрийские власти. Сейчас активно циркулируют слухи, что вот-вот определенные послабления введет Франция – вроде бы для частных покупателей и только для «штучного» оружия. Все остальные страны Евросоюза пока от любых поставок в Россию нарезного оружия жестко воздерживаются

Еще одно исключение, правда, составляют т. н. «старые», т. е. заключенные до 1 августа 2014 г., контракты. Какими эти контракты должны быть, естественно, нигде не прописано. Для «физиков» ключевое значение имеет не столько написанная на бумаге дата, сколько денежные проводки. Если контракт будет датирован летом 14-го, а платеж – мартом 17-го, то убедить власти в «старости» контракта будет, скорее всего, нелегко.

С «юриками» ситуация иная. Несколько самых сообразительных компаний подсуетились и подписали весьма энигматичные соглашения о поставке в течение неопределенного срока не прописанных ни по количеству, ни по номенклатуре оружия и боеприпасов. Глобальной панацеей эти соглашения не являются: даже самые либеральные австрийские разрешители недвусмысленно дали понять своим импортерам, что заработать свою трудовую копейку им в рамках разумного позволят, а пробивать серьезную брешь в «санкционной» стене – нет. На практике это означает, что «штучное» оружие можно вывозить из Австрии без проблем, подержанное или пару единиц нового серийного – тоже. Правда, «без проблем» — это с правовой, но, увы, не финансовой точки зрения. Как известно, российский гражданин может ввозить, возвращаясь на родину из-за рубежа, беспошлинно товара на сумму до 10 тысяч долларов. А юрлицо должно заплатить за оружие 38% пошлины и НДС. Плюс – интерес экспортера, маржа импортера… В результате ввоз фабричного подержанного оружия с коммерческой точки зрения становится в абсолютном большинстве случаев просто бессмысленным, а «штучное» из дорогого делается очень дорогим.

Полбеды, если бы под запрет попадало только нарезное оружие. Но вот, к примеру, оптика. Из Австрии ее можно поставлять безо всяких ограничений. А из Германии бинокли – пожалуйста, а прицелы – нельзя. Двойное назначение.

Германия вообще держит лидерство по запретам, и некоторые из них взрывают даже привыкший к чиновничьему беспределу российский мозг.

В прошлом году приехал по делам к одному немецкому оружейнику. Московский приятель попросил захватить на обратном пути крепеж для оптики.

— Крепеж я тебе, конечно, могу дать, — сказал немец, — но ты же без багажа, только с ручной кладью.

— И?

— Ночевать, скорее всего, будешь в полиции.

— ???

— Прицел – часть оружия. Крепеж – часть прицела. Итого – попытка контрабанды оружия.

Каюсь, я не стал проверять, правда это или страшилки. Но вот сценка с мартовской IWA.

В первый день выставки обращаю внимание на модифицированный Browning «Х-болт» с сухим и вообще без свободного хода спуском. По горячим следам публикую короткий пост на фейсбуке. Наутро волею судьбы вновь оказываюсь на браунинговском стенде с группой наших дилеров. Менеджер жизнерадостно гонит какую-то пургу про модификацию гладкостволных ружей типа «теперь пластиковая ложа выпускается еще и в камуфляже».

  А что с «Х-болтом»? – прерывает его один из дилеров, успевший прочитать мою заметку.

— Я не могу об этом говорить.

— ???

— Нарезное оружие под санкциями, а вы – официальная русская группа. Приходи один, не говори вслух, что ты русский, и я тебе все расскажу.

Нестройный русский хор дружно произнес (цитирую замечательного писателя Юрия Тынянова) «короткое женское слово».

Еще один этюд. У приятеля в Mоскве что-то сломалось в бинокле Leica Geovid. Отправил в Германию, все быстро починили. А обратно оправить не смогли. Лазерный дальномер, двойное назначение. Ни-ззз-я! Санкции. Пришлось вывозить «через заднее крыльцо».

Можете себе представить радость отвечающих за наш рынок людей из Zeiss, Schmidt&Bender или той же Leica, которые свою продукцию проставлять не могут, а Swarovski – может.

Оптимисты, правда, продолжают верить и надеяться, что в ближайшее время здравый смысл возобладает и санкции (по крайней мере в очевидно дегенеративной их части) отменят.

А пессимисты говорят, что даже если и отменят, то ни на что это не повлияет, потому что деньги к этому моменту в России совсем закончатся.

Но это, как говорится, уже совсем другая история…

Сергей Александрович

Нет ответов

Добавить комментарий

Войти с помощью: